Рыбаков, Борис Александрович

Путь же "из Варяг в Греки", будто бы шедший из Балтики в Ладогу, из Ладоги в Ильмень, а далее по Днепру в Черное море, является домыслом норманнистов, настолько убедивших всех ученых людей XIX и XX веков в своей правоте, что описание это стало хрестоматийным. Обратимся к единственному источнику, где употреблено это словосочетание, - к "Повести временных лет". Вначале помещен общий заголовок, говорящий о том, что автор собирается описать круговой путь через Русь и вокруг всего Европейского континента. Самое же описание пути он начинает с пути "из Грек" на север, вверх по Днепру: Здесь детально, со знанием дела описан путь из Византии через всю Русь на север, к шведам. Это путь "из Грек в Варяги". Летописцем он намечен только в одном направлении - с юга на север. Это не означает, что никто никогда не проходил этим путем в обратном направлении: Путь же "из Варяг в Греки" тоже указан летописцем в последующем тексте, и он очень интересен для нас: Действительный путь "из Варяг в Греки", оказывается, не имел никакого отношения к Руси и славянским землям.

РУССКОЕ ЛЕТОПИСАНИЕ В ТРУДАХ Б. А. РЫБАКОВА В. И. Буганов

Он отражал реальные маршруты норманнов из Балтики и Северного моря оба они могли объединяться под именем Варяжского моря вокруг Европы в Средиземное море, к Риму и норманнским владениям в Сицилии и Неаполе, далее на восток "по тому же морю" - к Константинополю, а затем и в Черное море. Русский летописец знал географию и историю норманнов много лучше, чем позднейшие норманнисты. Первые сведения о соприкосновении норманнов со славянами помещены в летописи под годом дата условна. Перечень областей, подвергшихся нападению варягов, говорит, во-первых, о племенах, живших или на морском побережье чудь - эстонцы , или поблизости от моря, на больших реках, а во-вторых, о том обходном пути, огибающем владения Руси с северо-востока, о котором говорилось выше Весь и Меря. Славянские и финские племена дали отпор "наход-никам"-варягам: Изгьнаша варягы за море и не даша им дани и почаша сами собе владети Далее в "Повести временных лет" и других древних летописях идет путаница из фрагментов разной направленности. Одни фрагменты взяты из новгородской летописи, другие из киевской сильно обескровленной при редактировании , третьи добавлены при редактировании взамен изъятых. Стремления и тенденции разных летописцев были не только различны, но и нередко прямо противоположны. Именно из этой путаницы без какого бы то ни было критического рассмотрения извлекались отдельные фразы создателями норманнской теории, высокомерными немцами XVIII века, приехавшими в медвежью Россию приобщать ее к европейской культуре. Шлецер ухватили в летописном тексте фразы о "звериньском образе" жизни древних славян, произвольно отнесли их к современникам летописца хотя на самом деле контрастное описание "мудрых и смысленых" полян и их лесных соседей должно быть отнесено к первым векам нашей эры и были весьма обрадованы легендой о призвании варягов северными племенами, позволившей им утверждать, что государственность диким славянам принесли норманны-варяги. На всем своем дальнейшем двухсотлетнем пути норманнизм все больше превращался в простую антирусскую, а позднее антисоветскую политическую доктрину, которую ее пропагандисты тщательно оберегали от соприкосновения с наукой и критическим анализом. Основоположником антинорманнизма был М. Ломоносов; его последователи шаг за шагом разрушали нагромождение домыслов, при помощи которых норманнисты стремились удержать и укрепить свои позиции. Появилось множество фактов особенно археологических , показывающих второстепенную и вторичную роль варягов в процессе создания государства Руси.

Вернемся к тем источникам, из которых были заимствованы первые опорные положения норманнис-тов. Для этого нам следует вникнуть прежде всего в ту историческую обстановку, в которой создавались летописные концепции русской истории при написании вводных глав к летописям в эпоху Ярослава Мудрого и Владимира Мономаха. Для русских людей того времени смысл легенды о призвании варягов был не столько в самих варягах, сколько в политическом соперничестве древнего Киева и нового города Новгорода, догонявшего в своем развитии Киев. Благодаря своему наивыгоднейшему географическому положению Новгород очень быстро вырос чуть ли не до уровня второго после Киева города Руси. Но его политическое положение было неполноправным. Здесь не было в первобытной древности "своего княжения"; город и его непомерно разраставшаяся область рассматривались в XI веке как домен киевского князя, где он обычно сажал своего старшего сына. Новгород был как бы коллективным замком многочисленного северного боярства, для которого далекий Киев был лишь сборщиком дани и препятствием на пути в Византию. Новгородцы согласились в году помочь своему князю Ярославу в его походе на Киев и использовали это для получения грамот, ограждавших Новгород от бесчинств нанятых князем варягов. Киев был завоеван Ярославом с его новгородско-варяжским войском: Эта победа, во-первых, положила начало сепаратистским устремлениям новгородского боярства, а во-вторых, поставила Новгород в глазах самих новгородцев как бы впереди побежденного Киева. Отсюда был только один шаг до признания новгородцами в своих исторических разысканиях государственного приоритета Новгорода. Шахматов выделил новгородский летописный свод года, который по ряду признаков можно считать летописью новгородского посадника Остромира. Автор "Остромировой летописи" начинает изложение русской истории с построения Киева и тут же уравнивает хронологически с этим общерусским событием свою местную северную историю, говоря о том, что словене, кривичи и другие племена платили дань "в си же времена". Рассказав об изгнании варягов, "насилье деявших", за море, автор описывает далее войны между племенами. И поставиша град и на-рекоша и Новъгород и посадиша старейшину Госто-мысла. А Кривичи - свою, а Меря - свою, а Чюдь - свою [волость]. И въсташа сами на ся воевать и бысть межю ими рать велика и усобица и въсташа град на град и не бе в них правды. И реша к собе "поищим со-бе кънязя, иже бы владел нами и рядил по праву". Идо-ша за море к Варягам и реша: Да пойдете к нам къня-жить и владеть нами". Далее описывается приход Рюрика, Синеуса и Тру-вора к перечисленным северным племенам: Рюрик княжил у словен, Трувор - у кривичей под Псковом в Изборске , а Синеус - у веси на Белоозере; меря по этой легенде осталась без князя. Историки давно обратили внимание на анекдотичность "братьев" Рюрика, который сам, впрочем, являлся историческим лицом, а "братья" оказались русским переводом шведских слов.

О Рюрике сказано, что он пришел "с роды своими" "sine use" - "своими родичами" - Синеус и верной дружиной "tru war" - "верной дружиной" - Трувор. Другими словами, в летопись попал пересказ какого-то скандинавского сказания о деятельности Рюрика автор летописи, новгородец, плохо знавший шведский, принял упоминание в устной саге традиционного окружения конунга за имена его братьев. Достоверность легенды в целом и в частности ее географической части, как видим, невелика. В Изборске, маленьком городке под Псковом, и в далеком Белоозере были, очевидно, не мифические князья, а просто сборщики дани. Легенды о трех братьях, призванных княжить в чужую страну, были очень распространены в Северной Европе в средние века. Известны легенды о "добровольном" призвании норманнов в Ирландию и Англию. В Ирландию прибыли три брата с мирными целями под предлогом торговли как Олег в Киев. Вече ирландцев оставило братьев у себя. Бронзовое навершие иглы, так называемой "кольцевидной" фибулы. Николай , как-то раньше не задумывался,что его построения имеют в основе своей только фантазию. Воспринимался как серьезный ученый.

Николай , если честно, мне совершенно непонятно,что тут написано. Николай , а Вам с Вашей дёргано-импульсивной формой написания и отвечать не хочется. А зато что Вы оскорбляете покойного великого учёного с Вас когда-нибудь спросят. Николай , вот и опять ответы в стиле шифровальных кодов. Научитесь отвечать на литературном русском. Тогда и будем по теме разговаривать. Николай , из Вашего потока сознания можно сделать вывод что Вы меня обозвали дерьмом и мразью. Николай , Вы ответьте на мой последний вопрос. Александр , а чего с шизофреником общаться. Его бы за клевету на покойного академика РАН привлечь. При многогранности задач и противоречивости источников необходим синтез различных сведений и применение ретроспективного метода, обеспечивающего осторожное продвижение вглубь веков от известного к неизвестному. В этом смысле Русская земля противопоставлялась полякам, чехам, венграм, половцам, византийцам как в этническом, так и в государственном отношении. В эпоху феодального дробления Руси, в XII-XIII вв. Таково одно значение слов Русь и Русская земля. Наряду с ним в одних и тех же источниках встречается несравненно более узкое определение Руси: Киевская земля, Среднее Приднепровье. Обстоятельный разбор выборочных летописных данных был произведен М. Тихомирова и его предшественников были оспорены Д. Серьезным исследованием, посвященным этому вопросу, является книга А. Автор очень интересно и обстоятельно разбирает вопрос о Руси в узком смысле слова. Важность темы и наличие разногласий вынуждают нас заняться более детальным рассмотрением этого вопроса вновь с исчерпывающим, а не выборочным изучением летописей. Новгородская I летопись знает оба значения и иногда причисляет Новгород к Руси, а иногда противопоставляется его Руси южной. Лаврентьевская летопись чаще всего отделяет Владимиро-Суздальскую землю от Руси в узком смысле. Область древнерусской народности IX — XIII вв. Это не систематический перечень русских городов, и поэтому возможны пропуски, но в общих чертах карта летописных городов дает нам весь театр действий феодальной Руси. Если мы нанесем на карту все эти народы, то они обозначат западную, северную и восточную границы области Руси, совпадающей с пограничными русскими городами Русская земля определяется по соседним народам, начиная от Венгрии и далее по часовой стрелке: Упоминание о половцах, которые пугали своих детей грозным именем Мономаха, завершает описание соседей Руси на юге. Список охватывает все русские города, независимо от их политической принадлежности. В эпоху феодальной раздробленности, когда вокруг Москвы была собрана лишь пятая часть древнерусских земель, появление такого списка, сознательно воскрешающего единство русской народности, было, несомненно, выражением передовой идеи: При нанесении этих русских городов на карту мы видим почти полное совпадение общих контуров Русской земли, как она представлялась составителю списка XIV в.

Оба контура совпадают во всех основных частях и разнятся лишь в незначительных деталях; не противоречат им и списки соседей Руси. Такое совпадение может говорить об устойчивости древнерусской народности, продолжавшей осознавать свое единство, несмотря на феодальную разобщенность сотен русских княжеств XIV в. Рассказы о смене ритуала облечены в форму красивых легенд об оленях, прибегавших из леса специально, для того чтобы их принесли в жертву. Но люди жадничали, обманывали священных животных, и те перестали добровольно прибегать из леса к сроку жертвоприношений: На паперти, в особо для этого устроенном месте, одного быка торжественно закалывают Лет 50 тому назад 8 сентября будто бы сами собой прибегали олени и прилетали утки" Зимняя поездка в Белозерский край. Сказки и песни Белозерского края. В свете этих данных особый интерес представляет опубликованная В. Городцовым обрядовая ширинка, возможно предназначавшаяся для подобных престольных праздников с жертвоприношениями На одной стороне небольшой квадратной скатерки изображена женская фигура с поднятыми к солнцу руками, а по сторонам ее — две самки оленя с коротенькими хвостами, над головами которых вышиты свастические знаки. На противоположной стороне квадрата вышита прямая иллюстрация к белозерским рассказам о замене жертвенных оленей быками: Хранится в ГИМе, N С Прорись Городцова очень неточна: В коллекциях ГИМа это не единственная обрядовая ширинка с оленями. Как видим, сюжеты вышивок, будучи сопоставлены с записями преданий н легенд о древних обрядах, расшифровываются и легко вписываются в содержание этих преданий, а тем самым иллюстрируют описанные в рассказах обряды. Совершенно особый интерес возбуждают у нас те вышивки, на которых рогатые женщины-важенки представлены в момент родов, что, с одной стороны, прямо сопоставляется с охотничьими мифами о двух рогатых владычицах мира, рождающих оленьцов малых, а с другой — подводит к важной для славянской мифологии проблеме рожаниц, т. Мне придется еще раз обратиться к драгоценному материалу вышивок после того, как будут рассмотрены все письменные источники XII — XVII вв. Подведем итоги нашим разысканиям о небесных оленях. Когда в начале этого раздела мною была предложена этнографическая загадка о двух оленях среди звезд на гуцульской пасхальной писанке, а к концу раздела выяснилось, что на стержень этой темы нанизываются и мезолитические шаманы с лосиной мордой в головном уборе, и трипольские ритуальные чары с двумя небесными оленями, и приуральские сульде с такими же шаманами и с двумя небесными лосихами, и северосибирский фольклор, подробно и точно разъясняющий смысл этих лосиных изображений, и летописная легенда XII в.

Конечно, это не так. После длительного поиска, в котором частичные удачи сменялись полной безрезультатностью, мною был отобран наиболее обеспеченный разнородным и разновременным материалом и наиболее аргументированный пример такого историко-культурного зондажа. Зондаж довел нас в глубь веков до мезолита; такова оказалась глубина памяти. По существу загадка была разгадана при помощи трех ключей: Третьим ключом к пониманию культа небесных оленей-лосих явилось погребение шамана на мезолитическом кладбище V тысячелетия до н. Хронология нашего зондажа безупречна. Северные вышивки с лосями и оленями, с рогатыми роженицами и оленьцами продлевают память о древнем культе оленей-лосей еще на тысячу лет. Предложенную выше схему могут упрекнуть в том, что она основана на слишком различных, непохожих материалах, полученных от разных по языку, расе и историческим судьбам народов. Действительно, в нашем примере участвуют гуцулы, русские, карелы, югра, эвенки, нганасаны, селькупы, манси. Однако в этом кажущемся беспорядке все строго подчинено идее стадиальности: Естественно, что у народов Сибири идеология охотничьей стадии сохранилась полнее и многообразнее, чем у русских или украинцев, давным-давно перешедших к земледелию. Тем интереснее выявлять пережитки этой стадии и улавливать следы ее повсеместности в прошлом. Самым трудным вопросом является степень осознанности древней мифологической традиции. Сибирский шаман XIX в. Бессловесный язык народного изобразительного искусства оказался более памятливым, чем язык фольклора, и донес почти до наших дней те представления, которые возникли у первобытных охотников мезолита 7 лет тому назад. Третьей этнографической загадкой и одновременно третьим зондажем в глубину народной памяти является повсеместно распространенный на тканях, в вышивках, в резном дереве, в плетении и во всех других видах народного искусства ромбический орнамент см. Ромбический орнамент известен, начиная с палеолитической древности и кончая современностью, на протяжении более двух десятков тысячелетий. В настоящее время, по этнографическим данным, ромбический орнамент во всем его многообразии встречается у всех народов мира. Такую повсеместность никак нельзя объяснить легкостью изображения именно ромбической фигуры; обычный квадрат, тоже широко распространенный в народной орнаментике, несравненно проще и легче для воспроизведения, но из тысячелетия в тысячелетие разные народы в разных частях Старого Света с неуклонным упорством изображали ромбы, создавали сплошной ковровый узор из ромбов или рисовали символы плодородия, в основе которых очень часто был ромб. Амброзом, построена на интересующем нас ромбе Амброзом прослежены земледельческие знаки, известные с энеолита; более ранний орнамент не вошел в его схему.

Кроме того, осталась неразъясненной связь земледелия с ромбической формой символа плодородия. Ромб как таковой был констатирован, но не разъяснен, и найти его разгадку в орнаментике и реалиях земледельческих племен было невозможно. Разгадкой неожиданно оказалось наблюдение над структурой дентина мамонтовых бивней. Бибикова в г. Основные, первичные ромбики дентина невелики — 0,,8 мм по большой диагонали, но все же хорошо различимы невооруженным глазом. Ромбики группируются в крупные, тоже ромбические или зигзагообразные, системы, достигающие 10 мм.

рыбаков о летописях

Системы эти менее геометричны, не так правильны, как первичные ромбики, но они-то и создают впечатление коврового узора на поверхности костяного изделия. О происхождении мезинского палеолитического орнамента. Sbornik Narodniho Muzea v Praze, Бибикова при помощи своего открытия объяснила происхождение ромбического орнамента, четко награвированного на костяных изделиях из Мезинской позднепалеолитической стоянки на Черниговщине. Бибикова применила только к геометрическому искусству палеолита, только к тому времени, когда у древних художников был постоянно перед глазами природный образец — исходная форма для подражания и воспроизведения. Если же мы с позиций этого открытия посмотрим на последующее, постпалеолитическое, искусство каменного и бронзового веков, то увидим, что ромбический или меандровый ковровый узор, зигзаговый узор и характерные для мамонтового дентина как бы разорванные зигзаги и меандры продолжают существовать на протяжении нескольких тысячелетий Орнамент, воспроизводящий не четкую геометричность мезинских гравировок, а естественную, несколько переливчатую, лишь стремящуюся к геометричности ромбоидальность реальной мамонтовой кости, мы встретим в большом количестве в культурах неолита, энеолита и даже железного века. Есть он на Балканах в культурах Старчево-Кёрёш, Винча, Караново I, Боян; есть в линейно-ленточной культуре и в Триполье-Кукутены. Доходит этот орнамент до Гальштата и до дипилонской живописи Греции Происхождение и семантика ромбического орнамента. Ancient Europe from the beginnings of Agriculture to Classical Antiquity. Kniezacie mohyly zo starsej doby zeleznej. II, VII, XII, XXVI, XXVII, XXVIII, XXIX, XXXV; Comsa Eugen. Istoria communitatilor culturii Boian. Ромбо-меандровый орнамент встречается на посуде особенно на ритуальных, щедро украшенных сосудах , на глиняных антропоморфных фигурках, тоже несомненно ритуальных, на глиняных тронах богинь или жриц. Однако во всех этих земледельческих культурах отсутствует, разумеется, исходная позиция — Мамонтовы бивни. И если мы не установим каких-то промежуточных звеньев между позднепалеолитическими граверами по кости и художниками неолита и энеолита, украшавшими глиняные изделия, то указанное сходство будет не континуитетом, а лишь случайной аналогией.

Поиск промежуточных звеньев следует начинать с палеолита. На фигурки нанесен тот же, имитирующий рисунок мамонтовой кости, ромбо-меандровый и зигзаговый орнамент. Выбор ромбического орнамента для ритуальной татуировки вполне естествен: На теле каждой такой фигуры проступала естественная структура дентина в ее ромбо-зигзаговом виде. Даже на некоторых публикациях фотографий палеолитической скульптуры мы видим этот природный ромбический узор бивня, из которого изготовлена статуэтка см. Цветная вкладка между с. На правой щеке скульптурной головки ясно виден ромбический рисунок дентина около 0,3 мм , равный по ширине глазу, а по длине — носу этой статуэтки. Костяная фигура Матери-Прародительницы была для палеолитических женщин образцом для подражания: Ромбический орнамент, как присущий мамонту, главному источнику благоденствия, сам становился магическим символом удачи и блага, успешной охоты и сытости, обилия и плодовитости см. Широкое применение красной охристой краски в палеолите общеизвестно. Красной охрой на костях мамонта наносился крупный, размашистый ромбический же или зигзаговый узор. Очень близкие к мезинским печатки-пинтадеры, и, вероятно, одного и того же назначения с ними, известны нам на следующем историческом этапе -на рубеже мезолита и неолита, в культурах Старчево-Кёрёш VI-V тысячелетий до н. Нет ничего удивительного в том, что ромбо-меандровый узор, в татуировке став выражением определенных магических воззрений, пережил породившую его эпоху охотников на мамонтов и сохранился вплоть до перехода к производящему земледельческому хозяйству. Недаром этот узор от неолита до бронзового века покрывал женские глиняные статуэтки, а от энеолита до галыптата помещался на жертвенниках и ритуальной посуде В женской народной одежде ромбический орнамент сохраняется вплоть до XX в. Только приняв изложенную выше гипотезу, мы сможем объяснить, почему в прослеженных А. Амброзом разновидностях знака плодородия неизменной основой является ромб. Ромб появился в позднепалеолитическом искусстве как сознательное воспроизведение рисунка мамонтовой кости, как обобщенный символ мамонта-блага. Осмысление рисунка дентина было, надо полагать, таким же повсеместным, как повсеместна была охота на мамонта. При посредстве ритуальной татуировки когда простенькие печатки создавали на теле очень сложные варианты меандрового узора ромбический орнамент пережил бытование мамонтовой кости и дожил до земледельческой эпохи. В земледельческих культурах Европы ромбо-меандровый орнамент применялся и как магический общий фон на ритуальных предметах, и как отдельный знак, обособленный символ плодородия. Ромбический знак, известный во многих вариантах, выражал земледельческую идею земного, растительного плодородия; ромб оброс по углам отростками ромб с крючками , в чем сказалась его новая, аграрная сущность. Амброзом собраны и изучены эти варианты с достаточной полнотой, и поэтому я не буду на них останавливаться Но древний ромбический символ палеолитических охотников продолжал жить не только в земледельческой среде; он известен нам и у древних охотников и скотоводов.

Здесь он превратился не в ромб с отростками, а в некоторое подобие мальтийского креста: Ромб крестовидный встречается географически от Испании до Кавказа, а хронологически — от бронзового века и скифов до этнографических материалов в скотоводческих горных районах XIX в. На сосуде бронзового века из Киллик-дага Закавказье подобный знак связан, может быть, еще с охотничьей магией.

рыбаков о летописях

На лощеной миске белой пастой нанесены изображения: Еще больший интерес представляют три ритуальных сосуда из одного погребения той же культуры в Гюльлик-даге На трех глиняных чашах даны три момента моления о плодородии. На первой чаше изображены двое мужчин в перетянутых поясами одеждах и два рогатых животных. На второй чаше две человеческие фигуры поднимают молитвенно-руки к небу. Они в длинных одеждах, без пояса, и трудно сказать, изобразил ли художник здесь женщин или мужчин в особой ритуальной одежде. Внутри одного из них в центре — миниатюрное изображение животного, а внутри другого — четыре неясные черточки. Здесь изображается сам процесс моления о размножении животных: На третьей чаше изображен благоприятный результат успешного моления символу плодородия: Около каждого взрослого животного изображено маленькое, недавно рожденное Археологические исследования на Украине — гг. Трахтемировское городище близ Переяславля-Хмельницкого. В качестве примера приведу скрыню для приданого невесты из гуцульских районов Карпат Возникнув в палеолите, трансформируясь, варьируя у охотников-скотоводов и у земледельцев, ромбический орнамент у всех народов Старого Света дожил до этнографической современности, свидетельствуя об очень значительной хотя в ряде случаев уже бессознательной глубине памяти в народном искусстве. Ее главной задачей являлось выяснение исходной позиции, хронологической отправной точки исследования о славянском язычестве. В результате рассмотрения литературы Киевской Руси выявилось, что уже тогда, восемь веков тому назад, книжно образованные славяне, размышляя о языческом прошлом своих предков, устанавливали определенные стадии развития религиозных представлений. Первая, самая архаичная стадия — принесение жертв вампирам и берегиням, злым и добрым духам природы. Вторая стадия — поклонение божествам плодовитости — рожаницам и богу плодородия — Роду. Третья стадия связана уже с последним, предхристианским периодом, так сказать, государственного язычества — кровавый культ Перуна, бога грозы и войны, покровителя князей и их дружин. Чрезвычайно драгоценно для нас то, что русский автор XII в. Работал в Александровском краеведческом музее и Архиве Октябрьской революции в Москве, затем в течение полугода служил курсантом в Красной Армии , в артиллерийском полку 1-й дивизии в Москве офицер конной разведки.

В году стал старшим научным сотрудником ГИМ. Заведовал отделом раннего феодализма ГИМ — и сектором в Институте этнографии — В х годах руководил археологической практикой на историческом факультете МОПИ ныне МГОУ. В году вступил в ВКП б. Член-корреспондент АН СССР с 23 октября года по Отделению исторических наук археология , действительный член АН СССР с 20 июня года, заместитель академика-секретаря — , и.

рыбаков о летописях

Декан исторического факультета — , проректор — МГУ. Входил в состав Бюро Национального комитета историков СССР и Исполнительного комитета Международного союза доисторических и протоисторических наук с года , член Международного комитета славистов с года , сопредседатель комиссии историков СССР и Польши; с года неоднократно представлял советскую историческую науку на Международных конгрессах. Рыбаков 27 декабря года. Похоронен в Москве, на Троекуровском кладбище [1]. В Лаврентьевской летописи "Повесть временных лет" продолжена северорусской Суздальской летописью, доведенной до г. Все последующие летописные своды XV-XVI вв. Шахматову, выдающемуся русскому филологу, в начале нынешнего столетия удалось создать наиболее ценную научную гипотезу о составе, источниках и редакциях "Повести временных лет". При разработке своей гипотезы А. Шахматов применил сравнительно-исторический метод филологического изучения текста. Анализируя текст начальной русской летописи, исследователь предполагает, что погодные краткие записи стали вестись в Киеве с появлением христианского духовенства с г.

рыбаков о летописях

В конце X столетия, в — гг. Разделяя точку зрения А. Шахматова о существовании Новгородского свода г. Она была направлена против Ярослава Мудрого и варягов-наемников. Выдвигает гипотезу об активном личном участии Владимира Мономаха в создании второй, Сильвестровой, редакции. Он считал, что в г. Созданная в первые десятилетия XII в. Самые старшие из них —Лаврентьевская летопись — г. Все последующие летописные своды XV—XVI вв.

Рыбаков Борис - Язычество Древней Руси

Уже в самом названии содержится указание на идейно-тематическое содержание летописи. Русская земля, ее исторические судьбы, начиная с момента возникновения и кончая первым десятилетием XII в. Таким материалом, видимо, являлись устные исторические предания, легенды, эпические героические песни, затем письменные источники: Логически наиболее целесообразным для укрытия реликвий представляется средний, Поросский, по терминологии В. Петренко, участок земли парадатов-борисфенитов, укрытый с юга сплошным лесным массивом на правобережье Роси, с востока - Днепром и широкой полосой болот за рекой. Левый берег Роси, как и правый берег Днепра, здесь обрывист и каменист и представляет собой хорошую естественную защиту для жителей пространства, ограниченного этим участком Днепра и впадающей в него Росью. Главная масса скифоидных памятников Поросской группы сосредоточена на пространстве, ограниченном излучиной Днепра, Росью и Россавой; это полоса около 15 км шириною и длиною вдоль Днепра около 25 - 30 км. В глубине этого района самым защищенным местом является внутреннее пространство днепровской луки, самый северный участок которой отгорожен валом, а внутри этой выгородки на крутом обрывистом берегу высота около м между селами Трахтемировым и Зарубинцами расположено огромное Трахтемировское городище, во много раз превосходящее по своим размерам все крепости сколотской лесостепной зоны - его площадь равняется га при длине в 3,5 км! По своим размерам Трахтемировское городище равнялось Белому городу Москвы в пределах бульварного кольца. Жилая часть Трахтемировского городища была сравнительно небольшой - поперечник около - м Ковпаненко Г. Со стороны Днепра участок внутри луки был защищен не только самой рекой, но и множеством стариц, рукавов и плавней рис. До сих пор не выяснена дата первоначальной насыпки "змеевых валов", окаймляющих как Поросье в целом, так и днепровскую луку в частности. Кроме вала, охраняющего подход к Трахтемирову со стороны Правобережья, целая система валов длиною около 40 км защищала подступы к Трахтемирову и расположенному рядом Зарубинскому броду на левом переяславском берегу Днепра. К сожалению, неясность датировки не позволяет привлекать эти валы к нашей теме. Само огромное Трахтемировское городище, судя по довольно четким линиям оврагов внутри него, обладало сложной внутренней системой дополнительных сооружений. В срединной части у берега Днепра расположен древний монастырь, из которого вышел второй русский а не грек митрополит Руси - Климент Смолятич г.

Городок Заруб, расположенный рядом с Трахтемировским городищем, имел своего двойника в Смоленской земле, но там неизвестен монастырь. Относительно же этого Заруба в приписке к летописному сообщению о Клименте под г. По имени села Зарубинцы на месте древнего Заруба названа известная славянская археологическая зарубинецкая культура. На противоположном, левом, берегу Днепра, в 10 км от Трахтемирова т. Возвращаясь к сколотскому времени, следует сказать, что данных для утверждения, что Трахтемировское городище являлось главным святилищем сколотского племенного союза, недостаточно, но необходимо отметить, что это городище совершенно уникально как по своим размерам, так и по степени укрытости и защищенности от возможных нападений со стороны скифов-кочевников. Не следует забывать, что соседнее Левобережье, представлявшее в позднейшее время плацдарм кочевников, тогда было заселено земледельцами в том числе и выходцами из сколотского Правобережья и пограничной со скифами рекой была Пантикапа-Ворскла, впадающая в Днепр в км ниже Трахтемирова. Быть может, Зарубинский брод, опасный в эпоху Киевской Руси, был просто "дорогой паломников" в сколотское время? Сущность Трахтемировского городища выяснится в дальнейшем, в процессе будущих раскопок, хотя постройка монастыря могла уничтожить сакральный центр этого необъятного святилища-требища, так как при христианизации Руси церкви ставили непосредственно на месте языческих капищ: При возникновении Переяславля-Преслава роль религиозного центра Среднего Поднепровья перешла к этому соседнему городу. Резиденцией первых митрополитов Руси был не Киев, а Переяславль: Leontos metropolitos tes en Rosia. Древний наш летописец свидетельствует, что "бе преже в Переяславли митрополья" Голубинский Е. История русской церкви, т. К этому можно добавить, что кафедральный храм Переяславля св. Михаила, возможно, назван так в честь грека митрополита Михаила, приезжавшего крестить русов в г. Леон появился только в г. Такое исключительное значение Переяславля в начале христианизации Руси, быть может, объясняется такой же древней традицией, какую мы наблюдаем в Польше горы Святого Креста, Ченстохов, Сленж и др. Трахтемиров так близко расположен к Переяславлю, что должен рассматриваться заодно с ним. Река Трубеж, на которой стоит Переяславль, впадает в Днепр у подножья Трахтемировской кручи. К древнему сакральному округу у излучины Борисфена, возможно, относилось и Большое Скифское городище у Канева и комплекс близ устья Роси, где был город Родень, место культа бога Рода Рыбаков Б. Неподалеку от Родня Княжьей Горы в Сахновке была найдена золотая диадема с изображением сколотского праздника в честь какой-то богини и царя с ритоном и секирой Рыбаков Б. Последний сюжет, который может иметь отношение к предполагаемой древней традиции, - это поздний герб города Переяславля, представляющий собой изображение обнаженного человека, может быть, идола?

Именно так рисовали славянских языческих идолов художники Радзивиловской летописи, копировавшие древние образцы X - XII вв. Здесь трижды изображен Перун в виде обнаженного человека. Два раза г. Идол Перуна всегда изображался со щитом и жезлом копьем? В этой связи представляет особый интерес изображение подобного идола со щитом в той же Радзивиловской летописи, но в разделе, посвященном не языческой Руси, а Руси на грани феодального распада в г. Миниатюра иллюстрирует такое событие, как заключение мира между Ольговичами и Володимиричами и передачу города Переяславля князю Андрею Доброму Радзивиловская летопись, л. Художник, который иллюстрировал в XII в. Так, на миниатюре, сопровождающей текст об осаде Переяславля Игорем Ольговичем в г. Такая башня с церковью действительно существовала и была открыта раскопками Р. Юры Раскопки Юры Р. Нигде в других случаях этот художник - гг. Изображенный на этой миниатюре языческий идол, подобный идолам - гг. Идол на данной миниатюре представляет собой обнаженного бородатого человека со щитом как и на идолах языческих времен , но не с жезлом, а с большим желудем в другой руке. Желудь - олицетворение дуба, а дуб - священное дерево Перуна, Зевса, Юпитера и других ипостатей верховного божества. Все сходится на том, что у Переяславля прочно сохранялась слава какого-то архаичного сакрального языческого центра, слава, возможно, перешедшая к нему от соседнего Трахтемировского городища, которое очень подходит к роли общесколотского святилища Если бы все высказанные предположения подтвердились, то можно было бы предложить еще одну догадку: Возможность растягивания на два с половиной тысячелетия фольклорной памяти вполне подтверждается наличием в фольклоре образа древнего седого царя-богатыря Тарха Тараховича, соседа степной Бабы-Яги Рыбаков Б. Компактный регион лесостепного Правобережья, сопоставленный выше с геродотовскими сколотами-борисфенитами, отличался от степных, чисто скифских, областей не только в хозяйственном, но и в религиозном отношении. У скифов - поклонение мечу, а здесь - плугу с ярмом, топору и чаше; отличен звериный стиль, отражающий сакральную символику: Афанасий Никитин в XV в. Существенно отличался и погребальный обряд земли сколотов от обряда царских скифов, хорошо известного по многочисленным раскопкам в "Геррах", обширной области священных курганов в днепровской луке. В Поднепровье Среднем и Нижнем выявлено два типа погребений с трупоположением, к которому племенная знать стала переходить еще в предскифский период: Катакомбы характерны для настоящих скифов-кочевников в том числе и для царских , а деревянные гробницы - для лесостепных правобережных сколотов "скифов-пахарей" и для гелоно-будино-сколотов лесостепного Левобережья.

Ареалы двух различных видов погребений разделены широким стокилометровым пустым пространством степей Rolle Renate. Teil I Das Steppengebiet. Berlin - New York Скифские курганы с катакомбами сосредоточены главным образом в обширном прямоугольнике х км, в сердцевине которого находится главная погребальная область скифов - Геррос ниже днепровских порогов с такими знаменитыми царскими курганами, как Чертомлык, Солоха, Гайманова могила, Александропольский курган. Центром всего этого прямоугольника является единственный скифский город - Каменское городище у втока Конки в Днепр, в котором можно видеть Метрополь Клавдия Птолемея. В интересующей нас области размещения славянских племен мы наблюдаем господство трупосожжений у невров в урнах или в ямках , чаще без курганов. Юго-восточнее Невриды, в земле сколотов между Днепром и Днестром, количество сожжений сильно сокращается - здесь преобладают трупоположения, близкие к скифским, но, как уже сказано, не в катакомбах, а в срубных деревянных гробницах. Отличительной чертой именно славянского обряда VI - V вв. География этого обряда дает нам драгоценное подтверждение вычленению сколотской праславянской территории Правобережья из общей массы племен, попавших в скифский квадрат Геродота. Погребальный обряд, как видим, проводит резкую демаркационную линию между кочевниками скифами и лесостепными земледельцами. Для характеристики правобережных курганов VII - III вв. Граков ошибочно приписал лесостепные памятники неврам, которые обитали в лесной зоне. Привожу очень важное для нашей темы описание деревянных гробниц славян-борисфенитов Б. Особенно подробно изучены курганы по Тясмину и Роси. Они охватывают время от середины VII в. Под этими курганами обычны сооружения в виде простых четырехугольных ям площадью 6 - 16 м2 с плоским деревянным перекрытием… К VII в. Помимо этих простейших сооружений, встречаются либо поставленные на древней поверхности почвы и потом засыпанные курганом, либо устроенные в глубокой прямоугольной яме настоящие деревянные дома. У них стены бывают или обложены горизонтально толстыми бревнами, придержанными по углам и в середине стен толстыми столбами или обставлены вертикально поставленными в канавки плахами со столбами по углам и в середине стен.

Иногда центральный столб поддерживает слабо покатую двускатную крышу… Все эти сооружения восходят еще к обложенным деревом или обставленным вертикально столбами землянками селищ и городищ чернолесской культуры. Курганы с такими сооружениями сосредоточены от устьев Припяти до окрестностей Кировограда. Не только подкурганные сооружения в виде жилищ, но и погребальный обряд в курганах среднего днепровского Правобережья сохранял формы с чернолесской эпохи в течение всего скифского времени. Наряду с вытянутыми и изредка скорченными костяками довольно широко применялось трупосожжение как в урнах, так и в виде безурнового захоронения сожженных костей. Встречалось сожжение деревянного сооружения вместе с покойником; потом его покрывали курганом. Ничего подобного не наблюдается в степи…" Граков Б. На последнем пункте описания следует остановиться подробнее, так как сожжение довольно массивных деревянных конструкций крыши домовины в известной мере уравнивало обряд сожжения покойника с новым обрядом трупоположения. Прежнее трупосожжение, широко бытовавшее и в скифское время у северных соседей славян-сколотов - у славян-невров не по Гракову! Зрительно для участников погребальной церемонии новый обряд мало отличался от прежнего полного сожжения трупа; гигантский костер по-прежнему составлял главную, итоговую часть ритуала. Исследователи отмечают радиальное расположение обгорелых бревен над гробницами, что следует истолковывать как сооружение над гробницей-домовиной крыши с массивными бревнами-стропилами. Сильная опаленность окружающей земли, обгорелость верхних частей самой домовины говорят за то, что крыша, очевидно, была щедро крыта соломой что известно по раскопкам и другим горючим материалом.

Язычество Древней Руси

Исключительно важным для определения этнической принадлежности обряда сожжения гробниц является географическое распространение этого обряда в рамках "скифского квадрата". Курганы с таким сожжением есть и на Каневщине в бассейне Роси Оситняжка, Берестняги и др. Самый северный курган с подобным обрядом находится на Припяти близ устья Горыни в самой гуще памятников милоградской культуры невров. Именно сюда, к устьям Горыни и Стыри дотягивается северо-западный край ареала архаичных славянских гидронимов. Самыми южными точками распространения обряда сожжения домовин являются: Литая Могила Мельгуновский курган г. В Медерове домовина была построена прямо на земле и закрыта как шатром длинными бревнами, образовавшими после сожжения костра огромное кострище в 20 м в поперечнике. Слой обожженной земли достигал 2 м толщины. Мельгуновский курган VII - начала VI в. Граков прав, причисляя его к очень определенному кругу памятников правобережных земледельческих племен Граков В. Мельгуновский курган отстоит от ближайшего скифского кургана на км к северу. Курганы в верховьях Ингула и Ингульца являются указанием на борисфенитский форпост в этом, стратегически важном для экспортеров хлеба, пункте: В подтверждение слов Валерия Флакка о "киммерийских богатствах" царя Авхата, Мельгуновский курган дает нам вещи ассирийского изготовления. Решающим в вопросе об этнической принадлежности творцов спаленных домовин является наличие этого обряда на Левобережье Днепра и именно на Ворскле. На той самой Ворскле, куда проникли праславянские колонисты в VIII - VII вв. На Ворскле сожженные домовины известны близ древнего города Гелона Бельское городище и в Битовой могиле близ дер. В последнем случае наблюдается, так сказать, удвоенное сожжение: У гелоно-будинов лесостепного Левобережья в верховьях Суды тоже известны деревянные гробницы и погребальные костры, но конструкция могильных ям совершенно иная уступчатая и костры разводились иначе, на особой глиняной площадке, предохранявшей гробницу от сгорания. Наличие все же отдельных случаев сожжения гробниц по правобережному обряду может свидетельствовать об инфильтрации правобережного борисфенитского населения сюда, в верховья Суды н Пела из соседнего "правобережного острова" на Ворскле. На карте Трубачева есть маленький изолированный район архаичных славянских гидронимов на Пеле, граничащий с гелоно-будинскими курганами, что подтверждает предположение об инфильтрации Rolle Renate. Чернолесской подосновы здесь нет. Как видим, обряд сожжения домовин или бревенчатого шатра над ними удивительно точно совпадает в своей географии с другими признаками, позволяющими уверенно говорить о славянской принадлежности земледельцев-борисфенитов сколотов ; совпадают следующие ареалы: Ареал чернолесской культуры X - начала VII в.

К нему отправили знатных мужей из Пскова жаловаться на наместника Репню. Князь сказал, что сменит его, если будет много жалоб.

  • Строй спиннинга для ловли на воблер
  • Сколько стоит атомная лодка
  • Стоимость квартиры студии в рыбацком
  • Документы для постановки на учет лодки в гимс
  • Тогда было решено всем, у кого были какие-то жалобы, ехать к князю. И собрались в Новгороде лучшие люди Пскова. А князь обманул их — запер всех, сказав, что отпустит только если Псков упразднит вече и будет согласен иметь по 2 наместника в городе. Псковичане повиновались, так как лучших мужей не было, и , главное, не могли они преступить крестного целования, которое совершали их отцы и деды с московскими князьями. Многих знатных псковичан с женами и детьми отправил в Москву. Много еще бед пришлось вытерпеть от наместников псковичанам, однако они верно служили великому князю и в конце, остались только псковичане в Пскове. Текст данной повети характеризуется композиционной и стилистической завершенностью, наличием сюжетной линии, прослеживающимся соотношением книжной и фольклорной традиций. Композиция повести цепочная, части соединяются сюжетной связью, при этом каждая из частей имеет собственную структуру. Изложение еще сохраняет принятую схему жанра воинской повести, но в нем помимо информативного логико-хронологического способа повествования уже четко прослеживается сюжетная организация. Усложнение композиции повести приводит к более активному использованию изобразительно-выразительных и эмоционально-оценочных средств, чем в летописном варианте. Основное средство выразительности — эпитеты: В ряде случаев находим использование сравнений: Использование метафор подчинено той же цели эмоционального воздействия на читателя: По окончании периода проживания Гость обязан освободить номер до расчетного часа Продление периода проживания производится толь Итоговый контроль по дисциплинам: